Первый киносеанс в Латвии

Категория: Искусство, История, Рига

Первый киносеанс в Латвии

Братья Люмьер впервые показали «движущиеся картинки» в конце 1895 года. В январе-апреле следующего года «синематограф Люмьер» завоевал сердца французов и примкнувших к ним бельгийцев, а затем кино перешло в наступление на Европу (в Америке первые киносеансы в истории состоялись лишь в конце июня 1896 года). В России первые фильмы были же продемонстрированы в мае в Санкт-Петербурге.

В Ригу кино пришло 9 июня 1896 года (28 мая по старому стилю) были показаны первые фильмы.

Киносеанс прошёл в доме №11 на улице Кальку – в самом центре города, в доме русского купца Василия Алиханову (дом не сохранился, и нынешний дом №11 – совершенно другой). Аппарат и плёнки были доставлены из российской столицы.

По всему городу рекламировались «живые фотографии Синематографа Люмьер. Цена на первую в истории Риги кинопремьеру была установлена в 40 копеек (дети и школьники – билеты в половину стоимости). Но через несколько дней на обычные показы цена была снижена до 30 копеек за сеанс.

Сеансы шли целый день, с одним большим перерывом на обед для киномехаников (с 14.00 до 15.00).


Улица Кальку в былые времена, почтовая открытка тех лет

Вот отрывок из одной из самых первых кинорецензий, опубликованной после премьеры в одной из рижских газет:

«Фотографии видны на стене покрытой тканью, как при показе туманных картин, но при помощи особого аппарата они обладают способностью двигаться. Этому изобретению, бесспорно, присуще нечто сверхъестественное, и выглядит это весьма зловеще, когда из белой рамки появляется картина, на которой внезапно вопреки обычному, начинают двигаться люди, исчезают и появляются, короче говоря, на которой изображено не постоянное, застывшее, а как следует из названия изобретения, то, что движется.

Но всё бъясняется просто. Позади зрителей находится аппарат, который напоминает волшебный фонарь (laterne magica). С помощью этого аппарата на полотне возникает множество движущихся картин. Это отражения нескольких снятых непосредственно одна за другою моментальных фотографий какого-нибудь явления, которые проецируются в натуральную величину и меняются спустя каждое мгновение. Таким образом, получается полная иллюзия: кажется, что изображенные на экране люди и предметы действительно движутся, и перед глазами зрителя разыгрывается одна за другою немые сцены. Это происходит благодаря комбинации примерно 1200 отдельных моментальных снимков. О том, как это происходит, пока сохраняется тайна.

Вот некоторые сцены:

Перед нами появляются две крепкие женщины, между которыми происходит сцена ревности. Подобно безумным мегерам, хватают они друг друга, вцепляются во взлохмаченные волосы. Женщин с трудом разнимает мужчина крепкого телосложения — вероятно, предмет их обоюдной страсти.

В садовом домике трое мужчин играют в карты – снимают, раздают, собирают ставки, тут появляется официант, который несет бутылку пива с тремя стаканами на подносе; игра прерывается, один из мужчин наливает вспенивающее пиво в стаканы, которые с удовольствием опустошаются участниками игры.

Далее – уличная сцена. Мы оказываемся перед порталом церкви и видим, как выходят посетители, которые расходятся в различных направлениях, придерживая шляпы руками на голове, чтобы не дать порывам ветра унести их.

Подобным образом мы видим сцены в Гайдпарке в Лондоне, где элегантный мир (цвет общества) передвигается в машинах или на лошади, как они привыкли. Мы видим отъезд парохода со всей портовой толкотней и волнением. Мы видим реку с пароходом, прибывших пассажиров, которые, приветствуя встречающих, машут соломенными шляпами и спешат по домам.

Особенно удачная сцена – это кормление лошадей в казарме французских кавалеристов. У животных можно наблюдать игру мышц и каждое движение во всех деталях.

Впрочем, есть в этом и свои недостатки, изобретение это еще требует усовершенствования. Нескольким картинам еще присуща определенная «нервозность» со свойственным дрожанием. Движение людей и предметов на полотне отражаются не вполне ровно и недостаточно естественно. Некоторые из лиц и предметов больше нормальной величины, по полотну мелькают подчас не относящиеся к изображаемой сценке тени и светлые пятна. Это объясняется тем, что моментальная фотография еще недостаточно развита, также аппарат еще несовершенен.

Тем не менее это всего лишь маленький недостаток изобретения, тогда как другие картины совершенно безупречно сделаны, и эффект получается удивительный.

Отдельные сценки особенно хороши. Так, например, жизнь на лондонских улицах отражена во всем движении, как следует полагать, будто бы в действительности находимся на улице, рассматривая прохожих, проезжающих и пр. Так же достаточно естественно удалось прибытие железнодорожного поезда на станцию и естественное движение пассажиров, которые покидают вагоны. Во всяком случае, можно особенно рекомендовать посещение этих представлений кинематографа, потому как невольно проникаешься определенным почтительным чувством перед этим новым триумфом человеческого духа».



Написать комментарий

Имя (*)
E-Mail (Не будет опубликован) (*)
Сайт
Комментарий